Питание птиц. Часть 2

ПРОГУЛКИ У ВОДЫ

Питание птицСвоеобразно добывают корм рачьи ржанки — завсегдатаи тропических пляжей и мангровых лагун на материковых и островных побережьях, омываемых теплыми водами Индийского океана. Внешне эти крупные длинноногие кулики с черно-белым оперением очень напоминают ходулочников, но отличаются значительно более мощным клювом.

Основу рациона ржанок составляют разнообразные крабы, но прежде всего те, которых называют манящими. Эти некрупные крабы с диаметром панциря 3—5 сантиметров живут в норках огромными колониями, занимающими нередко десятки гектаров илистых и песчаных мелководий, обсыхающих с наступлением отлива. Сразу же после ухода воды крабы выходят из нор, а для рачьих ржанок наступает время охоты. На квадратный метр отмели бывает до сотни нор, и издали песок кажется серым от сидящих и ползающих крабов. Крабы чрезвычайно осторожны и вместе с тем крайне любопытны. Поэтому вокруг стоящей и медленно идущей по колонии ржанки образуется пустое кольцо диаметром около метра, которое движется вместе с птицей — спереди крабы прячутся, сзади тут же вылезают. Ржанка легко ловит краба в быстром броске — скорость ее движений значительно превышает быстроту реакции ракообразных.

ПЛЫВУЩИЕ ПО ВОЛНАМ

Умение плавать открыло перед пернатыми возможности освоения водной среды обитания. Научившись держаться на воде и расставшись с необходимостью опираться на дно, птицы получили в свое распоряжение ничем не ограниченный выбор мест для сбора корма и открыли для себя широкие эволюционные возможности.

Наиболее эффективно сумели распорядиться этими возможностями утки, получившие название речных, или благородных. Эти утки образуют самое многочисленное подразделение отряда гусеобразных, которое включает в себя более 40 видов и имеющее космополитическое распространение (за исключением Антарктиды). Речные утки ведут почти исключительно водный образ жизни, их нормальное состояние — это плавание, на сушу выходить избегают и передвигаются здесь довольно неуклюже. За исключением редких форсмажорных обстоятельств (например, при нападении хищника) речные утки не ныряют. Русское название этой группы, как и во многих других случаях, очень условно. На реках эти утки живут не чаще, чем на всех прочих пресноводных водоемах, расположенных в центральных районах материков, а благородства, манеры и облике не больше, чем у других водоплавающих. Но что действительно роднит этих уток друг с другом и отличает от других пернатых, в том числе и от ближайших сородичей, уже знакомых нам нырковых уток, так это уникальный способ добывания пропитания и те замечательные устройства, которыми природа оснастила их для данной цели.

Все речные утки — настоящие и притом очень терпеливые фильтраторы. Они кормятся в любое время суток, потому что избранный ими способ добывания пищи не требует участия зрения. Утки методично процеживают любую воду сквозь частое сито, образованное роговой бахромой по краям уплощенного широкого клюва и языком. Наименование пластинчатоклювые, нередко применяемое ко всему отряду гусеобразных, как нельзя лучше подходит именно к речным уткам. Их ротовая полость представляет собой эффективный фильтр для отцеживания животного и растительного планктона. Для птиц, умеющих плавать, но не способных нырять, единственным инструментом, облегчающим сбор корма под водой, служит шея. Гуси, лебеди и речные утки — кряквы, шилохвосты, чирки, свиязи — в разгар кормежки в стремлении дотянуться до корма, находящегося на большой глубине, часто встают в воде вертикально, так что на поверхности виднеются лишь хвост и лапы.

Исключительно на плаву ловят рыбу пеликаны. Выстроившись полукругом, птицы бок о бок отправляются к ближайшей отмели, постоянно опуская в воду клюв, насколько позволяет длинная шея. Клюв пеликанов представляет собой весьма примечательный инструмент и заслуживает отдельного описания. Ветви подклювья, то есть нижней челюсти, довольно тонкие, но очень прочные и гибкие. Друг с другом они соединены тонкой эластичной кожистой перепонкой, образующей весьма поместительный горловой мешок. При открывании клюва ветви подклювья автоматически сильно выгибаются наружу и превращаются в полукруглый обруч, затянутый перепонкой. Тем самым нижняя челюсть превращается в сачок, при помощи которого пеликан и вычерпывает рыбу.

УСТРЕМЛЕННЫЕ В БЕЗДНУ

Водная стихия привлекает птиц неисчерпаемыми запасами провизии, многократно превосходящими сухопутные ресурсы. Косяки рыб и кальмаров, тучи планктона, залежи донных моллюсков — на пути к этому изобилию пернатые преодолевают все преграды. Просто удивительно, как легко эти создания, самой природой предназначенные для полета, приспосабливаются к подводному миру. По общему числу видов и их биологическому разнообразию ныряющие птицы значительно превосходят классических птиц-пловцов, что хорошо соответствует обилию и многообразию подводных пищевых ресурсов.

Рыба представляет собой ценный белковый продукт и является наиболее важной и постоянной составляющей частью рациона пернатых «водолазов», принадлежащих к разным таксономическим группам. Список птиц, специализирующихся на добывании рыбы под водой, по нраву должны открывать кайры. Это настоящие морские птицы — самые главные потребители морских ресурсов, непременные и самые многочисленные участники грандиозных скоплений пернатых — птичьих базаров, рассеянных вдоль скалистых побережий и островов Северного Ледовитого океана, Северной Атлантики и Северного Пацифика. Общая численность тонкоклювой кайры оценивается почти в 40 миллионов особей, толстоклювых кайр насчитывают около 20 миллионов.

Благополучие многомиллионного населения кайр всецело зависит от обилия мелкой рыбы — сайки, песчанки, мойвы. Дополнительное разнообразие в питание кайр, вносят планктонные ракообразные, но основу их рациона всегда составляет рыба. Они предпочитают небольших узких рыбешек длиной 10—13 сантиметров и весом около 10 граммов. В основном это мойва, песчанка, сайка, мелкая треска и минтай. Максимальная длина рыбешки, которую способна проглотить взрослая кайра, составляет около 20 сантиметров. Кайра ежедневно съедает 300 граммов рыбы и отправляет в море 185 граммов содержимого кишечника. Неудивительно, что в воде у птичьих базаров содержание нитратов и фосфатов повышается во много раз, отчего биологическая продуктивность прибрежных вод сильно увеличивается. Количество планктона и мелкой рыбы возрастает в шесть раз.

Среди всех представителей чистиковых кайры охотятся глубже всех — их рабочие глубины лежат в диапазоне 30—60 метров. Их сородичи — гагарки, чистики, топорки, ипатки редко ныряют глубже 10—15 метров. Излюбленным способом рыбалки «стариков» является выслеживание косяков молоди сельди с поверхности воды. Такие косяки насчитывают обычно несколько сотен рыб длиной 3—6 сантиметров. Плавающие птицы то и дело заглядывают в воду и при виде поднимающегося к поверхности косяка принимаются нырять, производя как можно больше шума и беспокойства для того, чтобы нарушить координацию действий в стае и не дать рыбам уйти в глубину и как можно дольше удержать их на глубине 12 метров от поверхности. Птицы сбоку и снизу стремительно врываются в плотный косяк рыб, перерезают его в разных направлениях, разбивают на части и затем открывают пиршество, продолжающееся обычно не более 2 минут — этого времени достаточно для того, чтобы рыбы пришли в себя, восстановили управляемость стаи и ушли на спасительную глубину. Интересно, что «старики» как и пристало настоящим водолазам, берут рыбу только под водой, не обращая внимания на ту, что в панике бьется на поверхности или, будучи слегка оглушенной, безвольно плавает на виду.

Змеешейки — ближайшие родственники бакланов, но рыбачат по-особому. Они тоже ловят рыбу под водой, но не только хватают жертву, зажимая ее между челюстями с острыми режущими краями, подобно баклану, но чаще пронзают рыбу чрезвычайно острым клювом. Змеешейки — единственные представители птиц, использующие свой клюв в качестве холодного оружия — рапиры, копья или дротика. Вынырнув, змеешейка резким движением и притом весьма энергично подбрасывает добычу в воздух, освобождает клюв, тут же перехватывает пищу поудобнее и проглатывает. Этот маневр требует немалой сноровки, у молодых птиц, должным опытом еще не обладающих, подброшенная рыба нередко пролетает мимо клюва и благополучно возвращается в родную стихию залечивать раны. Во время рыбной ловли змеешейки часто собираются большими стаями, насчитывающими десятки и сотни птиц (нередко вместе с теми же бакланами). Соединенными усилиями армада змеешеек приводит рыбу в состояние паники и полной дезориентации, что делает ее легкой добычей «подводных фехтовальщиков» с их смертоносными рапирами-клювами.

Колоссальное изобилие планктонных ракообразных составляет одну из наиболее характерных особенностей морских экосистем, расположенных под приполярными широтами Северного и Южного полушарий. Главными пернатыми потребителями этого неисчерпаемого ресурса пищи в Арктике и Субарктике стали представители семейства чистиковых — конюги, белобрюшки и люрики. Пингвины используют аналогичный «пояс планктонного изобилия» в Субантарктических водах. Различие состоит в том, что пингвины добираются до кормовых угодий вплавь, тогда как планктоноядные чистики несутся к месту кормежки по воздуху, преодолевая по 60—70 километров в час. В поисках богатых скоплений планктона конюги могут удаляться от колонии на расстоянии до 50 километров. Все пернатые планктонофаги, как чистиковые, так и пингвины, принадлежат к числу лучших ныряльщиков.

Ловля мелких рачков — калянусов, гаммарусов, представляет собой нелегкое занятие и бывает рентабельной лишь при очень высокой концентрации пищевых объектов, когда птица способна одновременно захватывать клювом несколько рачков. Расчеты показывают, что люрик или конюга не в состоянии обеспечить провиантом себя и потомство, если каждый раз птица имеет возможность схватывать только по одному рачку. Белобрюшки также питаются преимущественно планктонными рачками, но намного чаще конюг и люриков употребляют в пищу кальмаров, полихет и мелкую рыбу. Охотиться часто приходится почти вслепую, потому что уже на глубине 20—30 метров света очень мало, а на глубинах в 50—60 метров зрение и вовсе ничем не может помочь. Ухватить юркого рачка клювом очень трудно, здесь приходится очень кстати особая подвижность и гибкость ветвей нижней челюсти, быстрое изгибание которых создает эффект «подсасывания» и способствует овладению добычей.

Тем не менее птицы-планктонофаги вполне успешно преодолели все трудности, судить о чем можно по их колоссальной численности — вполне под стать неисчерпаемости своих пищевых ресурсов. Например, люрик, обитающий в Северной Атлантике и на прилежащих акваториях Северного Ледовитого океана, не только превосходит по численности всех прочих морских птиц Северного полушария, но вообще принадлежит к наиболее многочисленным представителям пернатых. Его совокупная популяция оценивается не менее чем в 60 миллионов особей. Только на побережьях Гренландии ежегодно гнездится до 25 миллионов пар, на Шпицбергене — до 7 миллионов. Немало люриков гнездится на Новой Земле и Земле Франса-Иосифа, хотя общая численность этого обитателя высокой Арктики быстро снижается по мере продвижения на восток — в сторону Тихого океана, где роль истребителей планктонных рачков переходит к конюгам и белобрюшке.

ВОЗНЕСТИСЬ НАД СТИХИЕЙ...

В борьбе за ресурсы моря представители отряда трубконосых — альбатросы, буревестники, прионы, качурки — преуспели, пожалуй, больше других пернатых. Морской ветер стал главным союзником этих птиц, в совершенстве овладевших техникой наиболее экономичного парящего полёта.

Кормятся трубконосые, как правило, с лёта, хватая рачков, кальмаров и мелкую рыбешку с поверхности воды. Часто кормежка идет ночью, потому что многие планктонные организмы совершают вертикальные суточные перемещения — в поверхностные слои воды они поднимаются к ночи, на день уходят в глубину. В штиль крупные альбатросы и буревестники не летают и собирают рачков, плавая по воде. Еще чаще к такому способу кормежки прибегают мелкие представители трубконосых, в особенности качурки.

Морские птицы, применяющие в целях поиска корма воздушное патрулирование, под водой плавать не способны, а нырнуть на два три своих роста могут, лишь устремившись вниз с высоты. Чайки, крачки, олуши и даже некоторые пеликаны высматривают добычу в полете и с лета ныряют за ней на глубину до полутора метров, используя инерцию падения. Особенно впечатляет картина коллективной кормежки американских бурых пеликанов. Пролетая над косяком рыбы, пеликан складывает крылья, сгибает шею, втягивает голову так, что она укладывается на спину, и устремляется отвесно вниз. Высота достигает 20 метров, звук от падения пятикилограммового тела разносится вокруг более чем на километр, а гидравлический удар настолько силен, что оглушает рыбу. Под водой пеликаны, в отличие от бакланов — своих близких родичей и профессиональных ныряльщиков, действуют неуклюже, но чтобы схватить наполовину оглушенную рыбу, да еще в плотном косяке, особой сноровки и не требуется. Вода буквально кипит от множества падающих в нее пеликанов, и ошалевшая рыба становится легкой добычей. На поверхность пеликаны не выныривают — вода их просто выталкивает наружу в любом положении, иногда и хвостом вперед. Первая забота пеликана состоит в том, чтобы вылить из объемистого клюва 5—6 литров воды, но при этом не упустить улов. Затем пеликан подбрасывает рыбу в воздух, перехватывает ее поудобнее и глотает.

Так же рыбачат крачки и чайки, образующие два близкородственных клана пернатых рыболовов. При этом в масштабах Мирового океана именно крачки, а вовсе не чайки, как часто полагают, являются главными пернатыми потребителями рыбы. Многие крачки известны как обитатели открытого океана. По свободе передвижения в пространстве и глубине экологических связей с океанскими экосистемами конкурировать с ними могут лишь трубконосые. Но в отличие от трубконосых, нацеленных преимущественно на планктонных рачков и кальмаров, крачки питаются почти исключительно рыбой.

Крачки, обитающие на пресноводных водоемах, охотно дополняют свой рацион за счет водных насекомых, а черные, белокрылые и белощёкие крачки, часто все вместе именуемые болотными, и вовсе изменили клану рыболовов. Эти птицы научились настигать стрекоз, выхватывать из воды жуков-плавунцов, вертячек, клоповгладышей, склевывать с камышей ручейников. Любят они пиявок, головастиков и мелких рыбок, неосторожно поднявшихся к поверхности. На лету болотные крачки то изящны и легки, словно бабочки, то стремительны и увертливы, точно стрекозы. Кажется, что воздушные танцы над водой не требуют от птиц ни малейших усилий — можно долго наблюдать за стайкой кормящихся крачек, но так и не дождаться, когда они соберутся присесть на отдых. Во время таких наблюдений охотно верится в то, что сажистые крачки действительно способны жить на лету в течение многих месяцев.

Особый способ охоты за водными насекомыми и мелкой рыбой употребляют близкие родственники крачек — водорезы, отдельные виды которых распространены по берегам рек и озер тропических областей Африки, Южной Америки и Юго-Восточной Азии. Это длиннокрылые птицы, окрашенные в темные цвета и по размерам несколько превосходящие крачек. Клюв у водорезов уплощен с боков и очень длинный, причем верхняя челюсть заметно короче нижней, употребляемой в роли главного средства добычи корма. Водорезы охотятся по ночам, полагаясь прежде всего на чувствительность своего клюва. Медленно взмахивая крыльями, птица движется низко над водой, опустив в нее нижнюю челюсть и держа клюв приоткрытым. В момент соприкосновения с насекомым или мелкой рыбкой челюсти захлопываются, и добыча оказывается пойманной.

Исконные места обитания чаек сосредоточены вдоль морских побережий с колоссальными, а главное чрезвычайно разнообразными пищевыми ресурсами. Отсюда по долинам рек и болотистым низинам чайки расселись далеко в глубь континентов. В борьбе за ресурсы моря чайки пошли по совершенно другому пути по сравнению со своими близкими родичами — крачками. Крачки целиком сосредоточились на рыбе, и главным направлением их эволюции стало увеличение экономичности полета. Даже «зигзаг» в сторону насекомоядности был осуществлен болотными крачками на той же самой основе.

Напротив, эволюция чаек пошла по пути расширения спектра кормов и способов их добывания на побережье и в прибрежных водах. Собирательство, рыболовство, охота, каннибализм — это далеко не полный перечень способов, с помощью которых добывают пропитание чайки, которых природа, в отличие от изящных и субтильных крачек, щедро оделила весьма мощным телосложением и крепким, как металл, клювом. В пищу чаек идет все, что съедобно и не может спрятаться, убежать или улететь. Почти все крупные чайки — серебристые, бургомистры, серокрылые — промышляют грабежом и разбоем. В наибольшей степени это выражено у больших морских чаек, которые ведут себя как настоящие хищники. Они не только разоряют гнезда птиц, бесцеремонно прогоняя хозяев, но не прочь и полакомиться последними.

На морских базарах Баренцева моря морские чайки преследуют и убивают взрослых кайр, тупиков, крохалей, гаг и турпанов. Пернатые монстры не щадят и птенчиков собственного же вида, случайно оказавшимся далеко от своего гнезда и выпали из поля зрения родителей. В годы, когда ощущается недостаток других кормов, каннибализм получает настолько широкое распространение, что морским чайкам и вовсе не удается вырастить ни одного птенца.
Автор: SolarRunner | 9-08-2014, 14:39
Просмотров: 2892
    
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Рекомендуем также