Питание птиц. Часть 1.

ПИТАНИЕ ПТИЦ

Питание птиц.Огромное разнообразие внешнего облика пернатых сложилось в процессе эволюции. сегодня ЛесГрибов подробно расскажет об этом — прежде всего под влиянием их приспособления к разным способам добывания пищи. Питание составляет одно из главных проявлений жизнедеятельности птиц. Устройство лап, клюва и крыльев, размеры и пропорции тела, навыки передвижения в пространстве, состояние органов чувств каждой птицы должны с абсолютной точностью соответствовать ее «профессии», которая дает средства к существованию и определяет положение данного вида в составе экосистемы — его экологическую нишу.

По существу «профессия» любого вида это и есть его экологическая ниша.

В мире пернатых «профессиональная ориентация» видов формируется в зависимости от наличия и доступности пищевых ресурсов, особенностей их распределения в пространстве и во времени. Здесь существует множество универсальных «профессий»: водолазы, древолазы, фильтраторы, разного рода собиратели, охотники, рыболовы и прочие. Есть и «узкие специалисты», посвятившие себя, например, охоте за устрицами или выцеживанию из воды микроскопических водорослей.

Близкие по своему облику экосистемы, которые расположены на разных материках, обладают похожим набором экологических ниш, заполнять которые могут выходцы из совершенно разных, не родственных друг другу систематических групп пернатых. Приспосабливаясь к существованию в сходных экологических нишах, представители совершенно разных групп пернатых могут стать очень похожими друг на друга.

Одним из наиболее ярких примеров такого рода могут служить птицы, специализирующиеся на питании цветочным нектаром. Если бы о родственных и эволюционных взаимоотношениях разных групп пернатых можно было судить только лишь на основании их внешнего облика и образа жизни, вряд ли бы у кого-либо возникли сомнения в том, что нектарницы Старого Света и колибри Нового Света приходятся друг другу близкими родичами — настолько похожи эти птицы друг на друга и настолько одинаковую роль играют они в природных сообществах. И тем не менее колибри и нектарницы по своему происхождению — птицы совершенно разные, их сходство, как и во многих других аналогичных случаях, возникло в процессе эволюции в результате конвергенции, как следствие независимого и параллельного приспособления к использованию одного и того же пищевого ресурса — цветочного нектара, который и те и другие в очень существенной степени дополняют за счет животной пищи мелких насекомых и паукообразных. Если же судить по анатомическим признакам, то есть особенностям внутреннего строения, не подверженным непосредственному модифицирующему влиянию среды обитания, то относительно нектарниц не составит труда прийти к выводу об их несомненной принадлежности к отряду воробьинообразных и подотряду певчих птиц.

Что касается колибри, то с эволюционной точки зрения ближайшими их родичами являются такие мало похожие на них птицы, как стрижи, вместе с которыми они образуют отряд длиннокрылых, или стрижеобразных.

В свою очередь известное всем сходство стрижей и ласточек тоже возникло в процессе их независимого приспособления к охоте за насекомыми в воздухе. И те и другие представляют собой одну и ту же жизненную форму пернатых. Между тем, эволюционная дистанция между этими группами очень велика, они принадлежат к разным отрядам и совершенно не родственны друг другу. Стрижи и ласточки сильно отличаются по своим анатомическим и генетическим особенностям. Их гнезда по своему устройству тоже не слишком походят друг на друга. Это доказывает, что у них были разные предки, и, следовательно, ни один систематик никогда не включил бы их в одно семейство или в один отряд.

Таким образом, получается парадокс — колибри совершенно не похожи на стрижей, но связаны с ними тесными родственными узами, тогда как стрижи очень похожи на ласточек, но в родственных отношениях с ними не состоят.

Еще одним примером могут служить птицы, поедающие трупы погибших животных. В Восточном полушарии эту экологическую нишу занимают грифы, сипы и стервятники, состоящие в близком эволюционном родстве с орлами, ястребами, коршунами и другими пернатыми хищниками. В Западном полушарии в этой нише обосновались птицы, получившие название грифов Нового Света. На вид и по манере добывания корма они мало чем отличаются от настоящих грифов, живущих к востоку от Атлантического океана. Однако их ближайшими родичами с эволюционной точки зрения являются аисты, внешнее сходство с которыми в процессе приспособления к питанию падалью американские «грифы» полностью утратили. Таким образом, и американские, и афро-азиатские грифы являются «коллегами по профессии», занимают одну и ту же экологическую нишу, относятся к одной жизненной форме падальщика, но имеют совершенно разное эволюционное происхождение.

Чтобы не соперничать за пищу, разные виды пернатых, сосуществующие в одной экосистеме, обязаны отличаться по составу рационов. Если же они нацелены на один и тот же корм, то непременно должны собирать его в разных местах или в разное время. Иными словами, совместная жизнь разных видов пернатых складывается благополучно лишь в том случае, если их экологические ниши существенно отличаются друг от друга. Экологическая ниша вида во многом определяется теми навыками добывания корма, в овладении которыми данный вид обошел своих конкурентов. Уметь делать нечто лучше других — главный залог благополучия вида, известная гарантия его успеха в борьбе за существование.

Вместе с тем иногда бывает полезно владеть широким спектром навыков добывания корма, чтобы не впадать в слишком сильную зависимость от состояния единственного пищевого ресурса. Например, флоридский коршун-слизнеед питается только водными улитками и фигурирует в учебниках орнитологии как пример предельно узкой пищевой специализации. За последние годы численность этого вида, имеющего очень ограниченную область распространения, резко сократилась, и для его спасения в США принимаются срочные меры. В противоположность этому рацион обыкновенного коршуна чрезвычайно разнообразен, и его добычу составляют десятки видов животных — насекомые, моллюски, рыбы, амфибии, рептилии, птицы, млекопитающие. Ареал этого хищника огромен, численность повсеместно велика, будущее его опасений не вызывает.


ХОРОШО ЛИ БЫТЬ ТРАВОЯДНЫМ

Самые богатые пищевые ресурсы планеты на суше заключены в зеленой массе растений. Однако в отличие от млекопитающих, у которых травоядность и листоядность распространены очень широко, среди пернатых соответствующие жизненные формы встречаются редко. Причина этого кроется в очень низкой питательности зеленой массы, которая усваивается в организме всего на 25—30%. Травоядное животное, вынужденное поддерживать постоянно высокую температуру тела, неизбежно обрекает себя почти на круглосуточный пищеварительный процесс и столь же непрерывное добывание корма. Пищи требуется очень много, соответственно пищеварительный тракт должен иметь большие размеры, позволяющие перерабатывать большое количество зеленой массы. Все это неприемлемо для птиц, для которых каждый дополнительный грамм веса имеет важное значение как источник дополнительного расхода энергии в полете.

Питание вегетативными частями растений могли себе позволить только крупные птицы, редко прибегающие к полету и пользующиеся преимущественно пешим передвижением. Кроме того, отрывание листьев и стеблей требует известной физической силы и не слишком подходит мелким пичугам. Ближе всего к экологической модели травоядного животного в процессе эволюции подошли представители отряда пластинчатоклювых. Большинство видов гусей — гуменник, белолобый, пискулька, белый гусь, разнообразные казарки — кормятся в основном на суше. На кормежке гуси напоминают травоядных копытных, пасущихся на зеленой траве.

Больше всего гусей гнездится в тундре, в суровых условиях Крайнего Севера, и повсеместно сталкивается здесь с хроническим дефицитом пищи. К тому же, гуси прилетают в тундру очень рано, когда большая ее часть еще покрыта снегом и вегетация травянистых растений только начинается. Главной и весьма скудной пищей служит птицам поначалу сухая прошлогодняя растительность. Больше всего питательных веществ содержит корневая система растений, в особенности многолетние корневища, которые гуси выщипывают из почвы крепкими зазубренными клювами. Условия кормежки улучшаются с началом вегетации и увеличением надземной биомассы осок, хвощей и мхов. Но там, где гусей много, даже в разгар тундрового лета трава и мох выглядят так, словно по ним прошлась машинка для стрижки газонов.

Хотя гуси и казарки могут кормиться очень далеко от ближайших водоемов, излюбленные места сбора корма приурочены к сырым местам, прилежащим к рекам, озерам и болотам. Весной здесь раньше начинается вегетация растений, выбор кормов более широкий, из сырой почвы легче выдирать корневища и клубни. Например, серые гуси и сухоносы ведут себя как преимущественно водные птицы и кормятся преимущественно на плаву. Основу их рациона весной составляют молодые побеги и корневища водных растений и разнообразные водоросли, позднее они в большом количестве начинают поедать семена растений. Аналогичный способ кормежки применяют и лебеди. В отличие от гусей и казарок, тяготеющих к сухопутной кормежке, лебеди — кликуны и шипуны — настоящие водные птицы. Корм они добывают на плаву, пользуясь своими длинными шеями, с помощью которых способны доставать молодые побеги, корневища и клубеньки растений с глубины в несколько десятков сантиметров.


ОБЕД ИЗ ЛИСТЬЕВ И ХВОИ

Особый тип питания выработался в семействе тетеревиных. Это подразделение отряда курообразных включает в себя 19 видов, обитающих преимущественно в лесах Северного полушария. Все тетеревиные оседлы, причем некоторые виды проводят зимовку в довольно суровых климатических условиях. Отдельные особи белой куропатки постоянно проводят зиму на Новосибирских островах под 75 градусов северной широты в условиях полярной ночи. Тундряная куропатка остается на зиму даже на Шпицбергене, то есть еще на 5 градусов к северу. Уникальная зимостойкость этих птиц во многом обеспечивается их способностью восемь месяцев в году питаться только почками и концевыми побегами ив и полярной березки, накапливать с осени большие запасы жира.

Родичи куропаток — обыкновенные и каменные глухари — населяют таежную зону. Это строго лесные птицы, в их меню с октября по май значится только хвоя сосны, ели и лиственницы с небольшой примесью шишечек и концевых побегов. В Восточной Сибири в местах постоянного обитания и высокой численности каменных глухарей в результате многолетней стрижки ими молодых побегов кроны кормовых деревьев становятся чрезвычайно густыми и настолько деформируются, что признать их за лиственницы становится трудно. Восточносибирская дикуша внешне напоминает рябчика, однако в действительности состоит в более близком родстве с глухарями. Зимой дикуша питается только еловой хвоей. За обычный зимний день она съедает около 150 граммов хвои что составляет примерно 90 тысяч отдельных хвоинок. Глухарь откусывает по нескольку хвоинок за раз. Всего на кормежку уходит около пяти часов. Клюв глухарей уплощен с боков, довольна массивен и прекрасно приспособлен для стрижки хвои и тонких веточек. По своему устройству он представляет собой ножницы с острыми и плотно прилегающими режущими краями. Переваривание больших объемов хвои, да еще и с примесью древесины, представляет собой не легкую задачу для пищеварительного тракта. Поэтому с осени глухари возобновляют запас гастролитов — содержащихся в желудке мелких округлых камешков, участвующих в измельчении грубой пищи. В желудках самцов находили до 70 граммов гастролитов, у самок — до 27 граммов. После первых сентябрьских утренников глухари регулярно вылетают из леса на речные галечники для накопления гастролитов. В недалеком прошлом на берегах и галечниковых косах таежных рек Енисейской Сибири собирались многие сотни глухарей, клюющих мелкую гальку. Охота на глухарей на галечниках с лодки была настолько добычливой, что в настоящее время повсеместно запрещена.

СОБИРАТЕЛИ И ОХОТНИКИ

Многие виды пернатых кормятся тем, что находят у себя под ногами — на поверхности земли или на мелководье. Одни из них ведут образ жизни типичных собирателей и питаются в основном обильными, но малопитательными частями растений. Рацион пернатых, больше приверженных «профессии» охотника, составляют редко встречающиеся или труднодоступные, зато более питательные животные корма. Тем самым проблемы поглощения и переваривания больших объемов легко доступной, но малопитательной пищи уступают место проблемам отыскивания наиболее ценных и дефицитных пищевых объектов, переваривание которых осуществляется легко и приносит большое энергетическое вознаграждение.

Одним из важных моментов при поисках рассредоточенных в пространстве кормовых объектов становится расширение поля зрения. Поэтому для птиц, высматривающих хорошо заметную пищу — побеги и корневища растений, крупных насекомых, вроде кузнечиков и кобылок, лягушек, ящериц, мелких грызунов, очень полезно иметь высокий рост, что существенно расширяет кругозор. Многие наземные птицы из числа собирающих корм у себя под ногами имеют довольно крупные размеры, длинные ноги и шею.

Типичными представителями этой жизненной формы являются журавли, разные виды которых заметно отличаются по составу рационов. Например, черные журавли практически все являются вегетарианцами. Цветы и семена осоки, соцветия пушицы, молодые побеги болотных растений составляют основу питания на протяжении всего лета. В августе они переключаются на ягоды — голубику, клюкву, бруснику, в изобилии поспевающие на таежных болотах. Основу рациона белых журавлей — стерхов — составляют корни, корневища, проростки осок, пушицы, злаков, которые стерхи, пользуясь своим длинным и крепким клювом с зазубринами, чаще всего добывают прямо из-под воды. Вместе с тем стерхи при возможности охотно включают в рацион животную пищу — насекомых, грызунов, яйца птиц. Спектр кормов серых журавлей широк и подвержен существенным сезонным изменениям. Сразу по прилете они поедают проростки диких и культурных злаков, бутоны и цветы, водных беспозвоночных. Летом рацион расширяется за счет корневищ и семян водных растений, яиц и птенцов птиц, лягушек, ящериц, мышевидных грызунов. Покончив с гнездованием, серые журавли сбиваются в стаи и кочуют по полям, где основной их пищей становятся поспевающие семена культурных злаков. А вот японский журавль — типичный охотник и питается преимущественно животной пищей. Его рацион состоит из мелких водных животных — улиток, личинок стрекоз, водных жучков, рыб, лягушек, собираемых им среди болот, на рисовых полях и в заросших тростником канавах, разделяющих рисовые чеки.

Таким образом, на примере разных видов журавлей легко видеть постепенный переход от преимущественно растительного рациона через смешанное питание к охоте за мелкими животными. Дальнейшее развитие этой линии в эволюции пернатых можно проследить на примере представителей отряда голенастых — аистов и цапль. Внешне аисты и цапли очень похожи на журавлей, однако это сходство, как часто бывает, не является свидетельством близкого эволюционного родства этих групп, а выработалось независимо в результате сходства в манерах и местах добывания корма. К тому же голенастые резко отличаются от журавлей своей приверженностью исключительно к кормам животного происхождения.

Аисты охотятся в воде и на суше, хотя почти всегда явственно предпочитают сырые места, которые богаты разнообразной мелкой живностью. Кто только не едят эти птицы! Кузнечиков, жуков со стрекозами, дождевых червей, лягушек, ящериц, мышей и землероек – всё это аисты просто обожают. Таким образом, по манере добывания корма аисты все еще остаются типичными собирателями, хотя, разумеется, для ловли ящериц и мышей требуется больше ловкости и проворства, чем для выщипывания корней и для сбора семян. Некоторые аисты могут ловить мелких водных животных вслепую — опустив в воду приоткрытый клюв, они молниеносно сжимают челюсти, как только между ними попадает съестное.

Занявшись собирательством и охотой на мелкую дичь, аисты стали увеличивать собственные размеры и наращивать мощь клювов, что благоприятствовало расширению спектра собираемых и вылавливаемых животных. Наиболее впечатляющих результатов на этом пути удалось достичь южноамериканским ябиру, а также африканским и южноазиатским марабу, при взгляде на которых сразу же бросаются в глаза их огромные и острые клювы. Марабу съедают всех мелких животных, которых только могут поймать, и проявляют склонность к питанию падалью. Так же, как и у типичных падальщиков — грифов и сипов, голова и шея марабу почти лишены оперения.

Вместе с грифами и сипами эти исполинские аисты подолгу парят в поднебесье, высматривая трупы погибших животных. Мощный конический клюв марабу при вскрытии трупов служит очень эффективным инструментом и позволяет справляться даже с трупами зебр и крупных антилоп. Ябиру — настоящий охотник на крокодилов, во множестве истребляющий детенышей аллигаторов и кайманов. Известны случаи, когда под ударами смертоносного клюва этого аиста отступали даже взрослые самки крокодилов, имеющие обыкновение защищать свое потомство.

Так постепенно, начав с охоты за мелкими и малоподвижными животными, аисты в процессе эволюции превратились в настоящих хищников и падальщиков. Недавно с помощью сложных молекулярно-генетических методов американским орнитологам удалось установить, что по строению ДНК так называемые американские грифы, в число которых входят исполинские кондоры, сильно отличаются от всех представителей отряда дневных хищных птиц вообще и грифов Старого Света в частности. Попарное сравнение образцов ДНК, принадлежащих разным группам птиц, убедительно свидетельствует о том, что ближайшими родичами кондоров, королевских грифов, грифов-урубу и грифов-индеек являются аисты или во всяком случае очень близкие к ним птицы. Таким образом, внешнее сходство грифов, обитающих на разных берегах Атлантического океана, не является свидетельством их родства, а возникло независимо в результате прогрессирующего развития одной и той же жизненной формы падалыцика-парителя.
продолжение>>

Автор: SolarRunner | 9-08-2014, 14:26
Просмотров: 3269
    
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Рекомендуем также